+7 (495) 226-95-57
E-mail: limbt@list.ru
Лаборатория инновационных биомедицинских технологий 
  English О нас | Онкология | Перспективные исследования | Патенты | Контакты  
Рак лёгких | Меланома | Стволовые клетки и рак | Офтальмология | Инсульт  

Главная
Лечение рака
Биология опухолей
Альтернативное лечение рака
Ишемия нижних конечностей
Крионика
Лечение инсульта
Лечение облысения
Стволовые клетки
Технологии
Исследования
Лечение детских травм
Контакты
*** Cancer treatment

 Руководитель Лаборатории Ковалёв А.В.



 
Наши комментарии

Международное агентство по изучению рака (МАИР)

Международное агентство по изучению рака (МАИР) — международная научно-исследовательская организация, часть Всемирной организации здравоохранения, одного из специализированных учреждений Организации Объединенных Наций. Создано в 1965 году  в развитие инициативы президента Франции Шарля де Голля, предложившего выделить на борьбу против рака до 0,5% расходов великих держав на военные цели.

ДАВЫДОВ Михаил Иванович
Давыдов Михаил Иванович, лауреат Государственной премии РФ, заслуженный деятель науки РФ, директор Российского онкологического научного центра имени Н. Н. Блохина, академик РАН и РАМН, доктор медицинских наук, профессор

Существует серьезная проблема ранней диагностики рака. По словам академика М. И. Давыдова, когда  больные сами приходят к онкологу, это всегда поздно. Потому что приходят они, как правило, когда начинаются боли, кровотечения, а это уже запущенная стадия. Терапевт или гинеколог в поликлинике, даже с самой крутой аппаратурой, никогда не выявит начальную форму рака — опухоль менее 1 см, скажем, 3 мм рак желудка. АиФ, № 41, 2012.

 

 

Проблемы лечения рака

Ковалёв А.В., старший научный сотрудник, к.м.н., профессор Российской академии естествознания
Ковалёв А. В.,
старший научный сотрудник, к.м.н.,
профессор Российской академии естествознания


Исследования Лаборатории ведутся в трех направлениях: 1) регенерация; 2) старение; 3) рак. Во время моего доклада, посвященного исследованиям Лаборатории, в Национальных институтах здоровья (США) эта информация вызвала недоумение аудитории. За 45 минут мне удалось объяснить НЕОБХОДИМОСТЬ именно такого — энциклопедического объема использования знаний при исследовании проблемы злокачественных опухолей. Разобщенность медицинских специальностей и их отрыв от фундаментальных работ создают некую искусственно выстроенную, иллюзорную систему взглядов внутри определенной отрасли медицины, которая маскирует остроту проблем и фактически мешает техническому прогрессу в медицине.

Например, в учебнике «Онкология» под ред. академика РАМН В. И. Чиссова и профессора С. Л. Дарьяловой (2007 г.) процессу возникновения и развития злокачественной опухоли посвящено 12 страниц из 559. Самое главное изложено сокращенно. Можно сказать, что биология опухолевого роста изучается на курсе патологической анатомии и физиологии, других дисциплин. Но тем не менее существует ситуация, когда гистолог разбирается в гистологии, биохимик в биохимии и далее аналогично. Но биохимик при этом не очень хорошо знает гистологию, а гистолог — биохимию. А врач подзабыл все, что много лет назад должен был изучить, тем более что многое из того, что изучалось раньше, уже пересмотрено и трактуется по-другому. Конечно, можно почитать другие книги, но зачем? Зачем думать, если все уже изложено в учебнике и руководствах, закреплено в Стандартах оказания медицинской помощи. А предлагать что-то иное — идти против системы, которая будет оказывать сопротивление инакомыслию.

Злокачественные опухоли уже заняли второе место среди причин смертности населения в развитых странах мира, и заболеваемость растет. Проблема рака, очевидно, еще далека от своего решения. Как освещается проблема онкологами?
 
«При начальных стадиях 5-летняя выживаемость больных с опухолями основных локализаций составляет 80–90%». Здорово! «В оставшихся случаях, как правило, имеет место неправильное определение стадии опухоли либо крайне агрессивное течение, присущее некоторым новообразованиям». Понятно. «При III стадии количество излеченных больных снижается до 50%». Точка. Сколько излечивается при наличии отдаленных метастазов — при IV стадии заболевания? Не озвучивается. Не правда ли, это странно? Цитируем другой источник: «Рак IV стадии на сегодняшний день считается неизлечимым». Вот основная проблема онкологии.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ): «Каждый шестой житель Земли в какой-либо из периодов своей жизни заболевает раком, причем 40% заболевших умирают на первом году после установления диагноза».

Международное агентство по изучению рака за 2000 год предоставляет следующие данные: злокачественными опухолями в мире заболели 10 млн человек. По тем же оценкам, в 2000 году в мире от рака умерли 8 млн человек. По числу как заболевших, так и умерших на первом месте стоит рак легкого, которым в 2000 году заболели 1,238 млн, а умерло 1,102 млн человек.

Не менее 40% больных, обратившихся за онкологической помощью, уже имеют далеко зашедшую стадию заболевания. Удельный вес запущенных форм злокачественных новообразований, например, при раке яичников достигает 50–85%.

Продолжаем цитировать. «Диагноз злокачественной опухоли не фатален при непременном соблюдении двух условий: ранней диагностике и правильном лечении». Что такое ранняя диагностика рака? При тех опухолях, которые являются основной причиной смертности от онкологических заболеваний, ранняя диагностика очень проблематична. Клиническая диагностика, например, рака легких возможна, когда размер опухоли составляет около 1 см. А это уже, с позиции биологии опухолевого роста, — далеко зашедший процесс. Опухоль уже на этот момент прошла ¾ своего цикла развития. Можно провести генетическое обследование и выявить предрасположенность к возникновению некоторых видов рака. Но когда ждать проявления болезни? Неизвестно. Можно ли предотвратить развитие рака? К сожалению, чаще — нет. Можно только попытаться снизить или исключить факторы риска. Пролечить предраковые заболевания.

Итак, если у пациента обнаружена злокачественная опухоль, которая уже распространилась по организму, что может предложить практическая онкология?

Химиотерапия
При IV стадии заболевания существенно изменяются свойства раковых клеток, и они становятся еще более устойчивыми к действию отравляющих веществ. Более того, даже при выраженном цитостатическом эффекте и уменьшении объема опухоли не наблюдается увеличение продолжительности жизни в результате такого способа лечения (Доненко Ф. В., Мороз Л. В. // Вестник РАМН. — 1995. — № 4. — С. 14–16).

С открытием раковых стволовых клеток нашлось объяснение крайне низкой эффективности химиотерапии. Идея о том, что в отличие от нормальных клеток опухолевые более активно делятся и имеют более интенсивный обмен веществ, что позволяет отравляющим веществам действовать в первую очередь на клетки опухоли, стала абсолютно несостоятельной. Раковые стволовые клетки делятся редко и после курса химиотерапии восстанавливают опухоль.

Более того, помимо повреждения нормальных тканей химиотерапия может иметь и другие не менее опасные отрицательные эффекты. А именно:

  1. Может повыситься агрессивность (степень злокачественности) опухоли в ответ на лечение.
  2. Химиопрепараты могут усиливать метастазирование опухоли и стимулировать прорастание опухоли в здоровые органы и ткани.
  3. Большинство противоопухолевых препаратов являются мутагенами и провоцируют появление более злокачественных клонов-мутантов раковых клеток, увеличивают жизнеспособность опухоли (Коновалова Н. П. Парадоксы химиотерапии // Вопр. онкол. — 1992. — № 10. — С. 1155–1163).

Энтони Летаи (Anthony Letai), MD, PhD
Энтони Летаи (Anthony Letai), MD, PhD

Следует отметить еще один очень важный факт – нет достаточного научного объяснения противоракового действия химиотерапии. Никто из онкологов не знает, как химиотерапияможет убить раковую опухоль. Долгие годы существовало предположение о том, что химиотерапия, воздействует на быстро растущие клетки. Поскольку раковые клетки растут быстро, то их и должны как-то убивать токсиныв первую очередь.  Но не все так просто. Во-первых, существует несколько быстро растущих типов рака, которые не отвечают на химиотерапевтические препараты.Во-вторых, существует несколько типов медленно растущих раковых опухолей, которые отвечают на действие токсинов. В-третьих, в самом организме существуют быстрорастущие клетки в костном мозге, кишечнике и коже.  Эти здоровые ткани сильно страдают, причем клетки кожи в меньшей степени, но остаются живыми, и как только «химия» перестает действовать, чаще всего способны самостоятельно восстановиться.  Американские ученые из Онкологического института Дана-Фарбера в журнале Science, опубликовали объяснение, что химиотерапия прежде всего действует на умирающие раковые клетки (находящиеся на грани самоуничтожения), мало затрагивая жизнеспоспособные клетки опухоли. Другими словами, раковые клетки, находящиеся на грани апоптоза, более чувствительны к химиотерапии, чем остальные.«Мы установили высокую степень корреляции между раковыми клетками, которые были в наибольшей степени предрасположены к самоубийству, и клетками, наиболее чувствительными к химиотерапии», — утверждаетстарший автор исследованияЭнтони Летаи. «Многие химиотерапевтические препараты работают за счет повреждения структур раковых клеток, в частности, ДНК и микротрубочек», — объясняет Летаи. «Когда повреждения становятся настолько значительными, что их уже невозможно исправить, клетки инициируют процесс, известный как апоптоз, жертвуя собой, чтобы избежать передачи этих повреждений своим потомкам».

По данным зарубежных аналитиков, оптовая цена лекарств, используемых для попыток спасения одного больного раком толстой кишки, выросла с 500 долларов США (1999 г.) до 250 000 долларов (в настоящее время)! Это связано с очень большой стоимостью исследований и доказательств эффективности новых химиотерапевтических препаратов, которые проводят фармакологические компании. Самое важное, что эти новые препараты при IV стадии рака даже теоретически не способны спасти больных. Уже общеизвестен факт, что химиотерапия рака никогда не сможет приобрести статус стратегического направления в лечении рака по причине ее глубоких, принципиальных недостатков (Леках В. А., 2010).

Хирургическое лечение
Метастазирование часто множественное, и все метастазы тяжело обнаружить и иссечь. Хорошо известно, что удаление первичной опухоли часто усиливает, ускоряет рост и последующее образование метастазов. Можно привести пример. В эксперименте мышам прививали опухоль в стопу. Через 14 суток мышей оперировали и удаляли лапку с развивающейся опухолью. После удаления опухоли количество метастазов увеличивалось в 2,5 раза в сравнении с тем, если опухоль не удалять или удалить только здоровую лапку (Придатко О. Е. и др., 1984).
В докторской диссертации А. М. Козлова (1997 г.) в эксперименте показано, что удаление первичной опухоли при карциноме ведет к увеличению массы метастазов в легких в 2,5 раза, а при меланоме даже в 24 раза по сравнению с контрольной группой. В контроле операцию по удалению опухоли не проводили. Больные с IV степенью рака часто ослаблены и не могут перенести обширное хирургическое вмешательство.

Лучевое лечение
Многие злокачественные опухоли устойчивы к действию различных ионизирующих облучений и потоков разных частиц.

Иммунотерапия
Онкоиммунологию сопровождает большое количество ошибок и заблуждений. Поэтому не удается добиться значительной клинической эффективности. Основным заблуждением является мнение, что нужно стимулировать иммунную систему, и она сама справится с опухолью. Это невозможно по очень простой причине. Опухоль создает вокруг себя зону так называемой иммунологической привилегии. Что это такое? Раковые клетки вырабатывают в огромном количестве эффекторные и мембранные белки, которые изменяют активность иммунных клеток, перепрограммируют их на поддержание и даже стимуляцию роста опухоли. Самое интересное, что опухоль для этого активирует и использует гены, которые необходимы для защиты плода при беременности от атак иммунной системы матери. Более того, в некоторых исследованиях показано, что иммуносупрессия (подавление иммунной системы), в отличие от иммуностимуляции, способна тормозить рост злокачественной опухоли. Часто рекомендуют проведение терапии интерферонами. В IV стадии пациенты крайне тяжело переносят такое лечение, которое часто серьезно ухудшает состояние пациентов.

Проблема лечения опухолей в IV стадии заключается также и в том, что клетки рака, выделенные из одной опухоли, гетерогенны. Они обладают различной скоростью роста, чувствительностью к химиотерапевтическим препаратам, способностью к прорастанию в здоровые ткани и органы, разными поверхностными рецепторами и способностью вызывать иммунный ответ, а также различной способностью мигрировать с током крови или лимфы и образовывать вторичные опухолевые очаги.

Эффективно введение в очаги злокачественной опухоли (интратуморальное введение) этилового спирта или растворов протеолитических ферментов. При этом разрушение опухоли не сопровождается стимуляцией роста оставшихся в организме раковых клеток.

Каковы пути возможного выхода онкологии из системного кризиса в лечении распространенных форм злокачественных опухолей?

Очевидно, что будущее за нетоксической системной терапией рака. Существующие способы и методы лечения даже сегодня часто представляют реальную угрозу для жизни онкологических пациентов. Так, например, около 25% случаев гибели связано именно с осложнениями химиотерапии.

Мы исследуем механизмы удаления из организма злокачественной опухоли при сопутствующем иммунитете и спонтанной регрессии, эффекты Хаммонда и Лентцза. В человеческом организме заложены избыточные ресурсы для избавления от рака, для запуска которых нужно перейти на внешнее управление процессами регенерации и циркуляции клеток в организме. На месте разрушенной злокачественным ростом части органа может быть восстановлена анатомическая целостность органа путем его регенерации по строме опухоли. Возможно, злокачественный рост является обратимым патологическим процессом.

Нашими специалистами разработаны нетоксичные многофункциональные биопрепараты, которые способны одновременно значительно улучшать состояние раковых больных, находящихся даже в критических состояниях, и проявлять выраженную противоопухолевую активность. Можно утверждать, что патогенетически ориентированное лечение рака должно быть направлено не только на опухоль, но и, в том числе, на организм заболевшего раком. Без ликвидации механизмов поддержания злокачественного роста в самом организме невозможно справиться с лечением распространенного онкологического процесса.

Приведу некоторые клинические примеры нетоксической терапии, направленной на интенсивную терапию больных раком в тяжелом состоянии.

Пациент Г., 54 года. Диагноз: Светлоклеточный рак почки, опухолевая инвазия распространяется за пределы фасции Герота, отдаленные метастазы в легкие. Пациент проходил лечение в разных специализированных онкологических клиниках. На момент осмотра пациент в состоянии сопора. Снижение АД. Выраженная кахексия.

В течении 2 суток сознание прояснилось, смог начать самостоятельно принимать пищу. В течение 4 месяцев опухоль и метастазы регрессировали. Пациент прибавил в весе и смог самостоятельно ходить и себя обслуживать. Дополнительного лечения иными методами не проводилось.

Как не неприятно это слышать нам, медикам, но надо согласиться с высказыванием доктора Н. П. Шматкова: «Нет безнадежных больных, есть безнадежная медицина». 


Главная | Биоискусственные органы | Регенеративная медицина | Меланома | Рак молочной железы | Рак легких | Контакты  

© 2008–2016, Лаборатория инновационных биомедицинских технологий
Приём пациентов проходит по адресу: Москва, Каширское шоссе, дом 12
Тел.: +7 (495) 226–95–57
© 2008–2016, Laboratory of Innovative Biomedical Technologies
Phone: +7 (495) 226-95-57
Электронная почта: limbt@list.ru
Яндекс.Метрика Индекс цитирования